Главная » Женские штучки » Быть для всех светильником

Быть для всех светильником

Быть для всех светильником

Гаснут последние огни, погружающегося во мрак большого города. Всю землю словно окутала тьма. День великого Праздника не властен над умами и сердцами людей, которые пребывают в недоумении и ощущении бессмысленности происходящего.

Казалось бы – чего проще? Забыть. Как кошмарный сон предать забвению мрак и ужас, окутавший накануне весь город.

Три креста, воздвигнутых на Лобном месте. И в тишине и мраке громкий голос Одного из распятых – Элои, Элои! Лима савахфани.

Боже, Боже мой! Для чего ты меня оставил?

Забыть землетрясение и шепотом передаваемый от уст к устам слух о том, что без видимых причин разорвалась на двое завеса храма. Забыть. Забыть свои же страшные слова: Кровь Его на нас и на детях наших.

Нет у нас царя, кроме Кесаря. Поскорее вычеркнуть из памяти эти страшные события, чтобы память о них не мешала дальше спокойно жить… В некоторых домах горят еще огни.

Как в том, где собрались одиннадцать. Заперевшись на все засовы, стараясь ничем не выдать себя, чтобы не быть обнаруженными старейшинами и первосвященниками.

Или просто кем-нибудь из особо ревностных, например как та служанка, что не смогла умолчать, не придать значения тому, что в речи одного из чужаков на архиерейском дворе услышала четкий галилейский акцент.

Здесь печаль и смятение, если не сказать отчаяние. Все, чем жили эти одиннадцать последние несколько лет, на что они надеялись, во что так самозабвенно верили – Его больше нет! Нет даже одного из них, ведь прежде их было двенадцать.

От горя и отчаяния они словно окаменели и не знают – что делать им дальше. Когда закончатся часы субботнего покоя и надо будет как-то продолжать жить. Но наступающая ночь берет власть и над огнями этого дома.

Весь город, а вместе с ним и весь мир погрузились во тьму. Человечество словно исчерпало свои ресурсы. Как будто подошло к последней черте, за которой нет ничего.

Кроме непроглядной кромешной тьмы. Как та, что окутала спящий Иерусалим.

Но когда ее мрак еще и не думал отступать перед приближающимся новым днем, в темноте едва можно было бы разобрать несколько женских фигур, спешащих куда-то по направлению к городской окраине. Там, где в частном саду несли свое дежурство римские воины.

Быть для всех светильником

Михаил Нестеров. Жены-мироносицы

Что двигало этими женщинами, которые единственные из всего мира в этот миг не предались отчаянию? Даже понимая, что их любимый Учитель уже ВО ГРОБЕ.

Наверное, им, как и ученикам, тоже было страшно. Тьма еще не отступившей ночи, римская стража, огромный камень, закрывавший вход в пещеру. Зачем несут они свои ароматы?

Ведь Умерший уже погребен, уже помазан. Конечно, может не так обильно, как того требовал обычай. Но на то были свои причины.

К чему же теперь все это? Зачем подвергать себя такой опасности? Остановиться, развернуться и бежать.

Скорее, домой. Пока еще не поздно. Но нет.

Они продолжают идти, тихо размышляя между собой: кто же отвалит им этот огромный камень? Что заставляло их преодолевать страх – жестокое жало человеческой души, во мгновение ока убивающее самых сильных и крепких духом? То, что изгоняет всякий страх.

Любовь. Побеждающая уже и саму смерть, простирающаяся далеко за границы, положенные ее пришествием.

Но разве не любили Христа апостолы? Конечно, любили.

И даже тогда продолжали любить. Но какое-то отчаяние не давало им – крепким мужчинам, сделать то, что оказалось под силу лишь слабым и беззащитным женщинам. И эта верность, эта любовь, простертая далеко за юдолями смерти, не осталась без награды.

Непостижимый свет и явление Ангелов, возвестивших им о Самом важном событии в истории человечества. А затем и неожиданная встреча с воскресшим Учителем и Господом. Свет, словно молния разрезавший тьму уныния и безнадежности.

Навсегда изменивший ход мировой истории.

Всмотримся во тьму и нашей ночи. Не такой страшной и безнадежной, как та, что разлилась по Иерусалиму почти две тысячи лет назад.

Мы тоже увидим идущие из храма во тьму фигуры. Со свечами и пением. Увидим и блистающие, словно одежды ангелов, белые облачения священнослужителей.

Как подойдет эта торжественная процессия к запертым дверям церкви, словно к самому Гробу Господню, до времени закрытому камнем. Услышим, как утихнут звуки колокольного звона с тем, чтобы дать зазвучать не такому громкому, но столь торжественному возгласу священника, знаменующему начало службы. А затем….

Услышим эти из века в век, от поколения к поколению звучащие простые, но настолько торжественные, наполняющие желанием жить слова: Христос Воскресе. Воистину Воскресе.

Свершилось! Снова замкнулся круг Церковного богослужебного года, и мы дожили.

Дошли до этих Святых дней Пасхи Христовой! Что могут сказать еще наши человеческие уста, кроме слов радости и ликования?

О чем еще можем помышлять, когда снова и снова раздаются то там, то здесь эти торжествующие голоса! Смерть – где твое жало?

Ад – где твоя победа? Словно бросает вызов этим силам зла великий учитель христиан апостол Павел. (1Кор.

15.55) Чьи слова цитирует вселенский святитель Иоанн Златоуст, пасхальное послание которого уже столько столетий читается в эту светлую ночь.

Быть для всех светильником

Юлия Кузенкова. Пасха

Призывает он и постившихся и не постившихся, понесших все бремя поста и тех, кто лишь немного прикоснулся к нему – вместе, без всякого разделения или сомнений войти в радость Господа. Никто, говорит он, теперь уже да не плачет о грехах – ибо от Гроба воссияло нам прощение. Никто, продолжает Златоуст, да не убоится смерти, ибо всех нас освободила Спасова смерть.

Низложен ад и все силы зла. Торжествует жизнь, ликуют ангелы и люди.

Что можем еще мы прибавить к этим словам? Разве что присоединиться к общей радости и едиными устами и единым сердцем радостно прославлять Господа.

Конечно, хорошо, если удастся в эту светлую ночь прийти в храм, чтобы вместе со своими братьями и сестрами разделить эту радость, приобщиться святых Таин Христовых. Но даже если это по каким-то причинам невозможно – будем помнить, что эту радость нам принес сам Бог. И никто не может забрать ее у нас, если мы сами не пожелаем отдать ее.

Где бы мы ни были в этот святой день, куда бы ни забросила нас жизнь, просто будем помнить об этой радости. О том, что смерть побеждена, в том числе – и в каждом из нас. Что наш удел – тех, кто идет за Спасителем, — вечная жизнь в Его благости и любви.

Какие бы испытания ни выпадали на нашу долю на этом земном пути. Какая бы скорбь, пусть и имеющая под собой самые веские основания, ни овладевала бы нашим сердцем, вспомним Пречистую Деву, которая превозмогая свое горе и боль шла навстречу возлюбленному Сыну, уже восставшему от гроба!

Вспомним мироносиц – единственных, не потерявших надежды, и за эту надежду удостоенных быть первыми свидетелями Воскресения! Вспомним апостолов, из простых рыбаков сделавшихся учителями вселенной и всего человечества! И бережно сохраним эту радость в своем сердце, чтобы делиться ею с каждым, кто будет иметь в этом нужду.

Чтобы по слову Спасителя быть для всех светильником, стоящим не под спудом, но на подсвечнике. (Мф. 5.15) Чтобы быть свидетелями всему миру о вечном торжестве Истины и уже здесь на земле быть предвестниками вечной жизни, дарованной каждому человеку спасительным Христовым Воскресением!

Христос Воскресе.
Воистину Воскресе.

Быть для всех светильником

Жены мироносицы у гроба Господнего. Фреска церкви Николы Мокрого

О admin

x

Check Also

Две части одного целого

Все мы — особенно женщины! — знаем евангельскую историю о двух сестрах, одна из которых внимала словам Христа, сидя у Его ног, а вторая хлопотала по хозяйству, недовольная праздностью сестры. ...

Две ударные пятилетки

Сегодня мы поговорим об интереснейшем и очень насыщенном этапе жизни женщины – возрасте между 25 и 35 годами. Правильнее будет разделить эти годы на две пятилетки, так как после 30 ...

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru